18+
beta
Регистрация прошла успешно
Дополнительная информация отправлена вам на почтовый ящик
Продолжить
12:24, 10 2016

Сирийская политика Турции: потеря влияния

Сирийская политика Турции: потеря влияния

Фото: Orlok / Shutterstock

Турция потеряла рычаги влияния на Ближнем Востоке и, в частности, в Сирии. На протяжении двух-трех последних лет все более очевидным становилось то, что внешнеполитический курс Анкары теряет гибкость.

Новая жесткая внешняя политика

В 2009 году Тайип Эрдоган, занимавший тогда пост премьер-министра, устроил демарш на форуме в Давосе, покинув дискуссионную площадку, где он полемизировал с президентом Израиля Шимоном Пересом. В 2010 году израильский спецназ перехватил гуманитарный паром "Мави Мармара", следовавший на прорыв блокады сектора Газа. Тогда Анкара прервала большую часть связей с Тель-Авивом, понизила уровень дипотношений и заняла жесткую позицию, выдвинув ряд условий. До сих пор отношения Турции и Израиля не вернулись к прежнему уровню.

Израильская сторона принесла извинения за гибель людей на пароме и согласилась на выплату компенсаций, что Анкара назвала своей дипломатической победой.

Турция, как утверждало ее руководство, стала единственной страной, перед которой извинился Израиль. В этом власти Турции склонны видеть результаты своей принципиальности во внешней политике. Остается еще одно условие - снятие блокады Газы. Анкара, несмотря на полное нежелание Тель-Авива выполнять его, тоже не склонна отказываться от данного требования.

Архитектором этой новой жесткой внешней политики стал Ахмет Давутоглу, который в период ее зарождения был главой МИД, а ныне является премьер-министром. Благодаря его подходам к взаимодействию с другими странами позиции Турции на международной арене заметно укрепились. Республика стала заявлять о своих интересах, к ее мнению начали прислушиваться.

Изъяны нового курса

Но такая политика имеет и негативные стороны. Заявив о своих позициях, Анкаре зачастую становится невозможно от них отказаться, несмотря на смену конъюнктуры. Ярким примером являются отношения с Египтом. В начале "арабской весны" после свержения Хосни Мубарака Эрдоган был встречен в Каире как герой, поддержавший переворот. Он начал укреплять связи с пришедшими к власти "Братьями- мусульманами". Но когда военные установили контроль над страной, Турция выступила со словами осуждения, лишив себя возможности наладить отношения с новым египетским руководством. Анкара до сих пор продолжает придерживаться резкой риторики в отношении Каира и в результате потеряла крупного регионального союзника, обладающего весом в арабском мире. Похожая ситуация у Турции и с непосредственными соседями - Сирией и Ираком.

В то же время Анкара стремится сохранить более или менее стабильные отношения с Иракским Курдистаном (ИК). Иракские курды занимаются транзитом нефти через турецкую территорию, оплачивая соответствующие услуги. Они позволяют турецким ВВС и артиллерии периодически наносить удары по лагерям Рабочей партии Курдистана (РПК), которую Анкара считает террористической организацией, в Северном Ираке. Но судя по обстановке на юго-востоке Турции, где уже несколько месяцев идет операция против членов РПК, кардинальной помощи в этом Эрбиль не оказывает.

О том, что Турция потеряла или теряет влияние в регионе и в Сирии, в частности, в последнее время говорят и пишут очень многие аналитики. Проправительственные обозреватели высказывают более оптимистичное мнение, но все равно констатируют, что внешняя политика Анкары в Сирии пробуксовывает. Публикаций о том, что на сирийском направлении ожидаются какие-то успехи, просто нет.

Визит Байдена

Показательным стал визит в Турцию в конце января вице-президента США Джозефа Байдена. В Анкаре надеялись, что это позволит определить новые рамки и принципы сотрудничества двух стран по Сирии, в том числе и по вопросам, связанным с операциями российских ВКС в САР. Однако большого прорыва не произошло, судя по тем заявлениям, которые услышала пресса.

Во время визита обсуждалась тема закрытия границы с Сирией на участке в районе сирийских городов Джараблус и Аазаз. Фактически там должна появиться зона безопасности, как того и хочет Турция.

Эта мера, по словам Байдена, поможет воспрепятствовать продвижению боевиков "Исламского государства" (ИГ) к турецкой границе со стороны Сирии. Но о том, когда это будет сделано и как, американский гость не уточнил. Он только отметил, что "разработан план". Кроме того, публично Байден в ходе визита не сказал ничего существенно нового в отношении российских действий в Сирии. А ведь эта тема волнует Турцию не меньше, чем судьба президента САР Башара Асада или поддержка со стороны ряда стран (США и России) партии "Демократический союз" (ДС) сирийских курдов.

От Байдена также ждали, что он выскажется по вопросу участия ДС в женевских переговорах, но он промолчал. Обозреватель газеты "Стар" Насухи Гюнгер считает, что "молчание Байдена связано с политикой Вашингтона в отношении ДС". "США хотят продолжать оказывать влияние на регион с помощью курдов", - отметил журналист.

Обозреватель газеты "Миллиет" Сами Кохен, в свою очередь, пишет, что Байден признал наличие некоторых разногласий между США и Турцией. "В первую очередь, это касается ДС. Турция считает эту организацию террористической и частью РПК на севере Сирии. США же считают боевое крыло ДС - Силы народной самообороны (СНС), которые воюют с ИГ, своими союзниками и помогают им оружием. Сообщается, что это оружие попадает в руки РПК", - подчеркнул Кохен.

Отношения с сирийскими курдами

Турция опасается, что по мере продвижения переговоров об урегулировании в Сирии будет все больше учитываться позиция курдов. Если на севере Сирии появится территориальное образование, автономное от Дамаска, это может придать смелости и турецким курдам, точнее РПК, полагают в Анкаре. Так что турецкое руководство считает для себя важной задачей иметь какие-то рычаги давления на ДС.

Еще в начале прошлого года президент Тайип Эрдоган заявлял, что если ДС откажется от поддержки Асада, то Анкара в принципе может пойти на определенные договоренности с сирийскими курдами. Зимой 2014 года Турция оказала помощь курдам из СНС, осажденным в сирийском городе Кобани, пропустив к ним через свою территорию отряды бойцов из ИК.

Да, применительно к ситуации с Кобани некоторые критикуют Турцию, говоря, что она могла бы разбомбить позиции боевиков ИГ и спасти город. Она этого не сделала. Очевидно, у Анкары были на то свои соображения. Но ситуация с Кобани показывает, что тогда еще сохранялась возможность взаимодействия с сирийскими курдами. Сейчас же все изменилось. Анкара называет ДС "частью террористической РПК" и выступает против того, что ДС представляла хоть на каком-нибудь уровне оппозиционные силы в Сирии.

С углублением кризиса Асад фактически отдал контроль над северными областями страны курдам, точнее - ДС и ее боевому крылу - СНС. "ДС в качестве ответного жеста позволил сирийским государственным институтам продолжать осуществлять деятельность в этих регионах. Поэтому мы и можем говорить о том, что Асад и ДС совместно правят в этих районах... С некоторыми исключениями отряды ДС избегали столкновений с силами Асада", - пишет газета "Тудейс Заман".

Отсутствие представителей ДС на женевских переговорах по сирийскому урегулированию было воспринято частью турецкой общественности как победа Анкары. Но это ничего не изменило, так как сами переговоры не принесли никаких результатов. Более того, Вашингтон не отказался от поддержки ДС и СНС, заявив, что продолжит оказывать им содействие. Россия также сообщила, что помогает СНС. Это все вызывает бурную реакцию со стороны турецкого руководства.

Перспективы военного вторжения

sirijskaya-politika-turtsii-poterya-vliyaniya

Анкара начала наносить удары по позициям ДС и СНС близ Аазаза в стремлении не допустить перекрытия курдами коридора между Турцией и Алеппо. В последнее время обсуждается возможность проведения наземной операции. У границы сосредоточен крупный воинский контингент. Целью операции может стать, как считается, зачистка 98-километрового участка на сирийской территории, где будут расселены беженцы. Уже сейчас Турция развернула около десятка палаточных городков на несколько тысяч человек непосредственно в пограничных районах.

То есть, определенный шаг к созданию этой, как говорят в Анкаре, освобожденной от террористов, зоне фактически сделан. Однако продвинуться дальше у Турции может не получиться. Принципиальное согласие Саудовской Аравии послать наземный контингент, как считают многие местные аналитики, по большей части является политическим ходом. Вероятно, Эр-Рияд ограничится все же только несколькими истребителями на базе "Инджирлик", которые будут наносить удары по ИГ.

Чтобы реализовать наземную операцию, Турции необходимо заручиться поддержкой со стороны крупных союзников по коалиции, причем западной, а не арабской. Потому что, если она введет войска в Сирию в одиночку или со своими арабскими друзьями, то фактически пойдет на конфликт с США и Россией, которые поддерживают ДС и считают даже нынешние периодические трансграничные обстрелы, которые осуществляет турецкая армия, недопустимыми.

Турецкие власти почти ежедневно повторяют, что ДС и СНС - террористические группировки, и пытаются убедить Запад в этом. По утверждениям Анкары, эти организации сирийских курдов являются непосредственными ответвлениями РПК, которая Соединенными Штатами и рядом стран Европы признана террористической. Турки считают эту позицию Запада двуличной и пытаются давить на союзников, обещая предоставить доказательства связи данных группировок.

Как отметил в беседе с корр. ТАСС глава базирующегося в Анкаре аналитического центра "Институт стратегического мышления" Бирол Акгюн, "Турция пойдет на военную операцию в Сирии, только если будет прямая угроза ее границам". "Если, к примеру, СНС пересечет границу или будет переправлять через нее оружие и бойцов или нападет на палаточные лагеря у границы, то Турция начнет военную операцию", - пояснил он. Однако Акгюн считает, что такая операция будет ограниченной. "Турция решится на более широкое участие в наземной операции только в составе войск коалиции", - указал аналитик.

Нужны новые стратегические подходы

Местные обозреватели и политики видят, что именно США и Россия занимаются формированием того вектора, по которому будут идти мирные переговоры по Сирии и в целом развиваться ситуация. Турция не может на это повлиять. Она по-прежнему выдвигает свои требования - учредить зоны безопасности и бесполетную зону, но они не находят отклика у Запада.

Эксперты считают, что в подобных условиях Анкаре надо выработать новые стратегические подходы, а не наблюдать со стороны, как крупные игроки ищут варианты решения кризиса в стране, имеющей 900-километровую границу с Турцией.

Снижение влияния Анкары в Сирии связано с началом военной операции ВКС РФ осенью прошлого года. До этого Турция, конечно, понимала неэффективность своих действий в одиночку в Сирии, поэтому объединила усилия с Саудовской Аравией и Катаром. И такой союз был оправдан, поскольку три суннитские страны могли рассчитывать на то, им удастся диктовать свои условия в Сирии. Но после выхода на сцену России все карты перемешались. США на словах все еще поддерживают Анкару, но договариваются о перемирии в Сирии с Москвой, игнорируя возражения Анкары по данному вопросу.

Фото: Orlok / Shutterstock

Источник: ТАСС
Теги: Байден, влияние, курды, Сирия, Турция, Эрдоган,

Комментарии (0)

Вход

Вход
через социальные сети

Регистрируясь через социальные сети, вы даете согласие на получение рассылки портала.
Зарегистрироваться

Новости партнера:

Читайте также из данного раздела:

Facebook
Вконтакте
Twitter

Видео

Больше видео
stat