18+
beta
Регистрация прошла успешно
Дополнительная информация отправлена вам на почтовый ящик
Продолжить
13:26, 10 2017

Крестный отец русских телохранителей Дмитрий Фонарёв: «Нет закона — нет проблем!»

Крестный отец русских телохранителей Дмитрий Фонарёв: «Нет закона — нет проблем!»

Фото: Из личного архива Дмитрия Фонарёва

В очередном интервью портала ОХРАНА.ru пойдёт разговор об элитарном и уникальном по сути направлении в охранной деятельности – личная охрана (телохранители), которая до сих пор в России не имеет своего правового поля.

А никто лучше не сможет рассказать об успехах, сложностях и потребностях как рядового телохранителя, так и всего направления, как Дмитрий Николаевич Фонарёв – Президент Национальной Ассоциации Телохранителей (НАСТ) России.

И с таким собеседником, самое главное, не начать выпытывать интересные истории из профессиональной жизни Дмитрия Николаевича, а удержаться в рамках темы. Но обещаем, мы постараемся в будущем сделать более личное интервью.

Дмитрий Николаевич, доброго дня!

И первый вопрос, конечно же, о текущем состоянии рынка услуг по личной охране. Насколько востребована данная услуга, есть ли изменения в спросе за последние 5 лет?

Д.Н.Ф. Спрос на телохранителей именно в России постоянен. Но у него своя специфика. Во-первых, всегда нужны профессиональные телохранители, во- вторых, их всегда недостаточно. Эти тезисы подтверждает более, чем десятилетняя практика работы рыночного инструмента НАСТ России – клуба телохранителей «Серые тени», который представляет собой профессиональный рекрутинговый механизм по замещению вакансий. В разных городах он работает по-разному. Но, там, где он работает, зарплата у телохранителей выше.  Так, на лето 2017 года средняя заработная плата телохранителя в Москве составляет 95 000 рублей. Для сравнения по данным клубов телохранителей :

  • Санкт-Петербург – 75 000 руб.
  • Красноярск – 60 000 руб.
  • Екатеринбург – 50 000 руб.
  • Ростов-на-Дону – 50 000 руб.
  • Калининград – 45 000 руб.
  • Владивосток – 45 000 руб.
  • Самара - 30 000 руб.

Возвращаясь к вашему вопросу – спрос на личную охрану в Москве неизменно выше. И он постоянен. Средняя заработная плата в Москве в 2004 году составляла 35 000 руб. Пропорции по городам – как в зеркале. Общество не изжило кардинальные противоречия, и признаков победы разума на этом поле боя не наблюдается. Это значит, что телохранители будут оставаться востребованы. Одно из наблюдений клуба телохранителей, которое гласит, что «клиентов, готовых платить серьезные деньги всегда больше тех, кто серьезно относится к своей профессии», остается  актуальным.

А какие сложности возникают на законодательном уровне? Все мы знаем, что профессия есть, но действует она вне правового поля. Права и обязанности никак на законодательном уровне не регулируются.

Д.Н.Ф.  Как подсказывает народная мудрость – «нет закона – нет проблем». В России есть спрос на услуги, которые оказывают телохранители. Описание этой услуги можно найти в прописанном для государства стандарте. Однако, правового поля, чтобы описать суть действа по факту работы телохранителя, нет.  Но на то мы и русские, чтобы выйти из любой ситуации, как правило, которую мы создаем себе сами. В настоящее время по сути и по умолчанию действуют некие джентльменские соглашения между заказчиком и исполнителем в лице телохранителя. При этом, заказчик находится в заранее проигрышной ситуации по сравнению с исполнителем, так как по факту предъявить какие-либо претензии к качеству оказываемой услуги практически невозможно. Нет документов.

Есть ли чёткое понимание всех участников рынка, какие именно требования должны предъявляться к личной охране?

Д.Н.Ф. Да, безусловно. Благодаря тому, что в России сохранилось все лучшее от русской школы личной охраны, историю которой можно отследить от XII века, то понимание того, что должен уметь, а чего делать телохранитель не должен, присутствует у всех участников рыночного процесса: и у заказчика, и у частного охранного предприятия, и у самих телохранителей. Но вот что такое на самом деле грамотная работа и сколько она стОит – этого понимания нет, так как задачи у всех участников рыночных отношений разные. Заказчик желает получить оказание услуг получше и подешевле, у другой стороны нет вопросов к «получше», но есть вопросы к «подешевле». А требования на само деле исходят от потенциального работодателя, и ЧОПы находятся в одних окопах с заказчиком, выступая посредником и гарантом ношения огнестрельного оружия, что также стоит денег. Но эти люди забываю одну очевидную вещь.

Профессиональные, именно профессиональные, телохранители – не работники некоей индустрии безопасности. Обладая как минимум семилетним опытом практической работы на постах личной охраны, они прекрасно понимают, что от них требует не заказчик, а кодекс профессиональной этики, они прекрасно понимают и сколько это стоит.

Дмитрий Николаевич Фонарёв

Дмитрий Николаевич Фонарёв

Дмитрий Николаевич Фонарёв

Дмитрий Николаевич Фонарёв

Вы входите в Думскую комиссию по подготовке проекта закона РФ «О частной охранной деятельности негосударственных (частных) охранных организаций». Какие самые необходимые моменты должны быть отмечены для чёткого определения статуса и полномочий телохранителя.  Должна ли быть стандартизация в работе личной охраны?

Д.Н.Ф. Ситуация с принятием нового закона и обретением телохранителями профильного правового поля по сути назрела, но нужно понимать и то, что эта профессия успешно существует и развивается в текущем правовом пространстве.  Телохранители не «создаются заново». Они были есть и будут вне зависимости от наличия или отсутствия правового поля. Но при существовании государственного понимания роли и места телохранителя, эта профессия получит качественно иной вектор развития.

Российские профессиональные телохранители признаются лучшими в мире именно по причине существования внутреннего российского рынка частных охранных услуг, который устроен и функционирует на порядки выше аналогичных зарубежных. За двадцать пять лет российские специалисты в области личной охраны набрали «очков» в десятки раз больше, чем их зарубежные коллеги за всю историю существования их внутренних рынков. Чего стоит лишь фрагментарное упоминание статистики резонансных убийств периода 1995-2003 годов в России. Мы получили огромный практический опыт не только в очевидных для любителей кино ситуациях, но и в том, как нужно выстраивать профессиональные отношения в этой специфической области. Здесь неоценимую помощь оказал опыт работы легендарной «девятки» - 9 Управления КГБ СССР, которое занималось обеспечением личной безопасности руководителей государства и гостей ушедшей в историю страны.

При работе над правовым полем именно этот опыт подсказывает, что:

Первое, телохранитель – это высшая квалификация лицензиата- охранника. То есть, нельзя стать телохранителем, не пройдя путь и квалификационные стадии охранника. Это весьма принципиальное положение, особенно если учесть, что сотрудники правоохранительных органов, которые по разным причинам не получают продления контрактов, метят себя в телохранители. И если он пять лет отработал в том или ином оперативном подразделении, пусть даже ФСО, и пусть даже связанном с непосредственным обеспечением личной безопасности, то это не значит, что он автоматически может получить элитарный в частной охране  статус телохранителя. Пока нет закона – это возможно, но при разработке нового текста, этот момент нужно обязательно учесть.

Второе – это оружие. У телохранителей оно должно быть огнестрельное. Не «травматика», а полноценное служебное оружие. И телохранители обязаны уметь его применять в строгом соответствии с требованиями текущего законодательства. Элита должна быть достойна доверия.

Третье – в тексте закона необходимо учитывать роль и место телохранителя в складывающихся общественно-политических отношениях при определении его статуса. Есть ряд специфических моментов в его работе, особенно по хранению, ношению и применению оружия и физической силы (этот термин войдет в текст нового закона), его поведения при отражении атакующих и враждебных действий, выполнения им указаний охраняемого лица и еще некоторых,  но и нечто особенного телохранителям ждать не следует. 

Более того, нужно будет учитывать и то, что «вход в элитарный сектор» не будет вольготным и вседоступным, а контроль за деятельностью будет пристальным и строгим. 

В практической деятельности личной охраны «стандартизация» минимальна. Это относится к требованиям по наличию системных документов, регламентирующих постовую деятельность конкретного подразделения. А вот в процессе подготовки и квалификации стандартизация – это уже государственные требования и они отражены в ФЗ № 238. И мы как законопослушные граждане обязаны следовать букве и духу этого закона. Государственный стандарт для телохранителей разработан и готов на 95 %, так как пока не ясно, что будет в итоге прописано в тексте нового закона, который и даст «путевку в жизнь» профессии телохранитель.

Насколько может быть полезен зарубежный опыт в стандартизации требований и обязанностей профессии телохранитель применительно для российского рынка?

Д.Н.Ф. Академия НАСТ исследовала вопрос попыток профильной стандартизации за пределами нашей Родины. Первое – опыт работы зарубежных коллег уже лет пятнадцать не идет ни в какое сравнения с нашим. Отсюда и требования к телохранителям в разных странах различны. Второе – на «западе» попытки стандартизации – это завуалированный бизнес под прикрытием «правильного подхода». Главное – заплати денег и ты уже имеешь что нужно. Насколько мы знаем, нигде в мире нет такой практики ( может быть мы не все исследовали), где именно государство определяет кто может, а кто нет, работать телохранителем. В некоторых странах, где есть монопольная система частной охраны эта функция ей делегирована государством, но это совсем никак не подходит к нашей стране.

Иными словами, профильный зарубежный опыт необходим только тем, кто не включен в систему уже имеющегося отечественного.

Кто должен составлять программы обучения и оценки квалификации для профессии телохранитель: Минобразования, МВД или, может, общественный совет (организация) вместе с Минобразования и МВД?

Д.Н.Ф. По сути те, и только те, кто разрабатывает профильную концепцию правового поля на основе имеющегося практического опыта постовой работы. То есть те, кто сам работал на посту и прошел все извилистые тропинки на пути к дню сегодняшнему.  В нашей стране – это общественная организация НАСТ России, которая представлена практически во всех регионах от Калининграда до Владивостока.  Мы уже имеем в своем активе разработку государственного стандарта. В сентябре в городе Россошь Воронежской области пройдет тестовая процедура независимой оценки квалификации телохранителей. Схематически разработана и программа подготовки (повышения квалификации) для претендентов на профессию телохранитель.

Но это наша общественная инициатива. Мы сделаем все нужные с нашей точки зрения документы сами и передадим их тем, кому государство доверит эту функцию. Обсуждать детали можно и нужно с ответственными государственными представителями. Это специалисты из Министерств Труда и Соцразвития,  Образования, Здравоохранения, разрешительной системы Росгвардии. То есть с теми, кто действительно решает вопросы межведомственного согласования. А говорить с самодеятельными «экспертами» смысла никакого нет.

Есть ли общественная организация, которая могла бы представлять интересы охранного сообщества? Мы знаем, что было много попыток, но ничего не изменилось. Нужна ли такая общественная организация? И каковы её функции?

Д.Н.Ф. Что касается охранных предприятий, то я такой организации не вижу. Я на рынке с 1989 года. Тогда еще был СССР и никакого закона об этой забаве не было. Все, что происходило в ранние годы становления «эпохи 1992» я пережил лично. Возникало масса всяческих советов, союзов, ассоциаций, центров и чего только не возникало… Как возникали, так и «схлопывались». Чем громче объявляли о своем существовании, тем быстрее сворачивались. Лидеры превращались в голых королей. Холопы продолжали пенять на «злыдней в погонах» и надеяться на «доброго царя». И вы правы, что ничего с тех пор не изменилось, хотя события то кипели, то бурлили, то все поле превращалось в топкое болото.

Конечно, такая организация нужна. Вопрос - кому ? Лицензиатам или государству ? Зачем ? Какова ее цель ? И тут начинается самое интересное. Государству такая штуковина конечно бы пригодилась в качестве внебюджетной исполнительной машины (если говорить вульгарно, но по честному, то «правовопорядок на «халяву»), но кто этим будет заниматься ? Не забудем, что есть такой орган как Координационный совет НСБ где председателем является высокопоставленный чиновник. И его успехи пока не велики.

Со стороны самих гвардейцев от частной охраны подобные попытки имеют место быть периодически. Но нет идеи для чего все это нужно. Примерно это звучит как «вот давайте сделаем такое, что вообще…» Вторая проблема – это отсутствие лидера пресловутой сферы НСБ. Судьба предыдущих плачевна и бесславна. На этом посту (рабочем месте) нужно работать, а не ждать дивидендов, грантов или благосклонности власть имущих. Нужно, кроме харизмы, обладать поистине безграничным кредитом доверия. И, конечно, быть патриотом своей страны, а не квасным «попом Гапоном». В отрасли 700 000 только лицензиатов, а кормится с руки еще более миллиона. Вместо того, чтобы демонстрировать свой профессионализм или что там вместо него, бравые охранники гоняют в футбол, поднимают гири и бьются в спортивных единоборствах волею своих работодателей. А потом охранники-спортсмены удивляются а чего у них такие зарплаты маленькие ? А с чего бы, товарищи, им быть большими ?

Вот вам и ответ на вопрос, а нужно ли кому ни будь, чтобы эта армия хоть как ни будь, но управлялась.

Лихие времена требуют крутых решений. Не потому ли в текст нового закона будет введена статья про саморегулирующиеся организации ?

А теперь хотелось бы перейти от государственных вопросов к рабочим. Третья сторона сферы охранных услуг  (первые две -  это государство и сами компании, предоставляющие услуги личной охраны) – это заказчики. Хотелось бы обсудить и эту сторону взаимоотношений.

Клиенты очень часто требуют услуг, которые выходят за рамки круга обязанностей телохранителей. Как часто Вы с таким встречаетесь и как государственное регулирование может помочь на законодательном уровне в работе с такими заказчиками?

Д.Н.Ф. Кстати, не так уж и часто. Но ничего здесь не поможет. Это банальные истории из клуба телохранителей, которыми коллеги делятся с теми, кому доверяют. У нас за более чем двадцать лет рыночной работы таких случаев набралось достаточно. И сказать здесь можно лишь одно – в подобных случаях срабатывает только личная ответственность телохранителя как гражданина. Он будет нести ответственность за выполнение неправомерных указаний охраняемого им лица. Если он не желает стать соучастником преступления, то должен вовремя включить голову, в которую как минимум заложены основы УК РФ.

Как вы относитесь к тому, чтобы появились стандарты к оплате работы телохранителей? Например, заменить распространённые посуточные, вахтовые методы оплаты на почасовые?

Д.Н.Ф. Такие вещи достаточно сложно прописать в законе. Это – договорные отношения. И они гибкие, как гуттаперчивый мячик. Но сам принцип, согласованный со здравым смыслом прост – если работа не нормированная, оплата должна быть почасовая. И потом КЗОТ никто не отменял. Это пока официально профессии нет, аргументированно апеллировать не к чему. Именно «не», а не «ни». Вахтовые или какие либо еще методы оплаты – это изобретение ЧОПов. И если телохранитель работает через посредника, то есть «от организации», то он должен быть готов к тому, что его зарплата – это не есть величина постоянная. В профессиональном мире ситуация иная. Там нет посредников. В профессиональном мире такие стандарты давно существуют. Ими оперирует и клуб телохранителей «Серые тени». Это отдельный и долгий разговор.

Насколько стандарты смогут повысить уровень зарплаты и профессионализма самих телохранителей?

Д.Н.Ф. Стандарты не дадут профессионалам опустить свой уровень и не допустят к работе ремесленников, жаждущих быстрых и легких денег. Это весьма важный принцип. Собственно, для этого стандарты и существуют.

Денег больше не дадут. Какие деньги он готов отдать за услугу, определяет только заказчик. Ему стандарты что называется «по барабану». Ему нужен «хороший» телохранитель. Не надежный, а просто «хороший». И в ментальном диапазоне заказчика от «хороший» до «надежный» и лежит та самая оплата. Так вот «хороший» – это тот, кто соответствует государственным стандартам (иначе какой же смысл вообще кого-то квалифицировать ?), а надежный – это высшая степень профессионализма.  Так вот средняя (стандартная за 220 часов в месяц) зарплата в Москве составляет 90 000 рублей, а есть предложения от 120-150 тысяч. И это только «от», так как есть люди которым нужны не абстрактно «хорошие», а именно надежные телохранители.

Надежность – это способность системы работать в изменяющихся условиях. Этим и отличается русская школа личной охраны от прочих коллег. Поэтому то и есть великий смысл государству очертить правовое поле для этой исторической для России профессии и делиться за деньги бескрайним профильным опытом с зарубежными «партнерами» в качестве назидания, а не в качестве совместной борьбы с «мировым злом». И стране польза и нам приятно...

Дмитрий Николаевич, спасибо за содержательные ответы на сложные вопросы.

НАСТ

Теги: Дмитрий Фонарев, личная охрана, охрана, телохранитель, ЧОП,

Комментарии (0)

Вход

Вход
через социальные сети

Регистрируясь через социальные сети, вы даете согласие на получение рассылки портала.
Зарегистрироваться

Новости партнера:

Читайте также из данного раздела:

Facebook
Вконтакте
Twitter

Видео

Больше видео
stat