18+
beta
Регистрация прошла успешно
Дополнительная информация отправлена вам на почтовый ящик
Продолжить
06:17, 10 2016

Клинтон и Трамп: российский угол

Автор: Денис Борисов
Клинтон и Трамп: российский угол

Фото: Joseph Sohm, Krista Kennell / Shutterstock

Самую драматичную и непредсказуемую президентскую предвыборную гонку в новейшей истории США скорее всего ожидает достаточно банальная - хотя и исторически беспрецедентная - развязка. Если не произойдет чего-то экстраординарного, то выборы в этом году выиграет бывшая первая леди и экс-госсекретарь Хиллари Клинтон, которая станет в таком случае первой в истории страны женщиной- президентом. К России она относится заведомо жестко, но зато предсказуемо.

Таково общее мнение американских специалистов по внешней политике и внешнеполитической пропаганде, согласившихся поделиться своими оценками с корр. ТАСС на условии конфиденциальности. Предметом обсуждения была не столько предвыборная гонка, как таковая, сколько ее потенциальные последствия для отношений США с внешним миром, прежде всего Россией. Именно поэтому в качестве собеседников были выбраны не политологи, а дипломаты, специалисты по связям с общественностью и прессой, работавшие в Белом доме и госдепартаменте, а также влиятельные журналисты.

Все они лично знакомы с Клинтон, многие с ней работали. По сути, к обсуждению ее возможного президентства и свелась большая часть разговоров, поскольку нынешнего фаворита республиканской предвыборной гонки Дональда Трампа в Вашингтоне знают пока в основном понаслышке.

Что Клинтон практически недосягаема для своего единственного соперника по внутрипартийной борьбе - либерального сенатора-демократа Берни Сандерса, легко доказывается даже арифметически, особенно после первичных выборов в штате Нью-Йорк. Чтобы продемонстрировать ее превосходство над Трампом и другими потенциальными оппонентами-республиканцами, требуется политическая высшая математика, включая сравнение негативных рейтингов. Но и здесь можно опереться на опросы избирателей, оценки политологов, котировки на рынках политических прогнозов.

Отношение Клинтон к России давно и хорошо известно из ее публичных выступлений, статей и книг. Добавить к этому можно разве что недавний эпизод, когда после дебатов с Сандерсом корр. ТАСС удалось спросить у нее, следует ли России действительно опасаться ее президентства. Она уточнила вопрос и ответила утвердительно.

Прежде всего реалист

Собеседники считают, что экс-госсекретарь действительно настроена на жесткий курс в отношении Москвы, но при этом исходят из того, что с ней можно будет договариваться. "На мой взгляд, Клинтон в самом деле видит серьезный вызов со стороны (президента Владимира) Путина, - отметил один из самых известных и авторитетных ветеранов американской дипломатии. - И она действительно не склонна сейчас проявлять в этом вопросе мягкотелость. Тем более, что и публика у нас этого не ждет и не хочет".

"Однако Хиллари - прежде всего реалист, - продолжал аналитик. - Она может быть жесткой, особенно в ходе предвыборной кампании, чтобы добиться избрания. У нас же вообще в политике произошел сдвиг вправо (Сандерс не в счет, это чисто внутренние дела). Но у Хиллари и муж - реалист, и она сама такая же, хоть и не любит этого признавать. И отношение ее к России, Китаю и другим большим странам будет соответствующим. Оно не будет диктоваться идеологией или эмоциями".

С этим согласен и журналист-международник, знакомый с Клинтон с тех пор, как та впервые появилась в Белом доме в качестве первой леди. "Если бы я писал сейчас для российской аудитории, то подчеркнул бы, что хотя она может проводить более жесткую линию, опасность какого-то безрассудного или крайне дестабилизирующего поступка с ней была бы меньше", чем с другими, заметил собеседник.

Личные приоритеты

На вопрос, есть ли у нее политические приоритеты, которым она лично придает особое значение, журналист сказал: "Для нее приоритет - восстановить доверие к американской мощи в тех областях и тех странах, где оно ослабло. Ее хорошо знают, и ей сделать это будет легче, чем другим".

Остальные с ответом на вопрос о личных приоритетах Клинтон затруднились. Лишь бывший сотрудник Белого дома времен Билла Клинтона, а затем и госдепартамента, работавший под началом Хиллари Клинтон, выразил уверенность в том, что для нее с самого начала будет на первом плане внешняя политика, включая урегулирование в Сирии. Хотя в принципе это противоречит американской традиции, в соответствии с которой первый президентский срок нового лидера посвящается внутриполитическим делам, а уж второй, особенно концовка - как заведомо менее продуктивная и к тому же не отягощенная заботами о переизбрании - остается для налаживания отношений с внешним миром.

Кто в "обойме" у Клинтон

Вопрос о том, кто может возглавить госдепартамент при президенте Клинтон, выглядит пока преждевременным. По словам Дэвида Ротшильда, изучающего рынки политического и коммерческого прогнозирования, даже у профессиональных брокеров ставки на будущие назначения в госдеп и Пентагон могут появиться лишь за месяц-другой до выборов.

Во всяком случае можно сразу сказать, что Викторию Нуланд, которая курирует сейчас во внешнеполитическом ведомстве отношения с Европой, включая Россию и Украину, и которую одно из местных сетевых изданий недавно окрестило "помощником госсекретаря по смене режимов", никто из собеседников корр. ТАСС в роли шефа американской дипломатии не видит.

Для нее, по мнению одного из собеседников, работавшего в госдепартаменте и Белом доме при трех последних администрациях, логичный следующий шаг - должность первого заместителя госсекретаря. Особенно если сам госсекретарь будет политическим назначенцем - например, из числа бывших коллег Клинтон в сенате.

Ветеран американской дипломатии по поводу Нуланд заметил: "Вы можете себе льстить, полагая, будто следующий госсекретарь будет выбираться по критерию очевидных "антироссийских заслуг". Но я не стал бы вас к этому поощрять".

Некоторые считают, что Клинтон может сделать неожиданный ход и предложить остаться во главе госдепартамента Джону Керри. Или пригласить кого-нибудь со стороны - например, отличившегося отставного генерала наподобие бывшего председателя Комитета начальников штабов ВС США Майкла Маллена или бывшего командующего спецназом ВС США адмирала Уильяма Макрейвена. Последний, в частности, разрабатывал операцию по ликвидации главаря международных террористов Усамы бен Ладена, а для Клинтон, наблюдавшей за ходом этой операции из Белого дома вместе со всей верхушкой администрации, этот эпизод был одним из самых драматичных и памятных за всю жизнь.

Впрочем, все это пока лишь домыслы. По мнению экспертов, Клинтон постарается выбрать для госдепартамента примерно такого же руководителя, каким была сама. Прежде всего - лояльного и близкого себе по взглядам, но в то же время и сильного, способного к самостоятельным суждениям и поступкам.

Правда, еще один осведомленный наблюдатель подчеркнул, что рамки все же задаются Белым домом, а с российской стороны - Кремлем. На его взгляд, "и выгоды, и пределы" того, что можно сделать по дипломатическим каналам, наглядно проявляются в американо-российском контексте на примере нынешнего взаимодействия между Джоном Керри и Сергеем Лавровым.

Все опрошенные эксперты хором говорят, что помощником Клинтон по национальной безопасности в случае ее избрания почти наверняка станет Джейк Салливен. Сейчас этот молодой человек, которому в ноябре должно исполниться 40 лет, работает старшим советником в предвыборном штабе Клинтон. Ранее он был одним из ближайших ее помощников в госдепартаменте и, в частности, участвовал по ее поручению в секретных переговорах с Тегераном по иранской ядерной программе. В 2013-2014 годах работал помощником по национальной безопасности в аппарате вице-президента США Джозефа Байдена.

Двое Бернсов и Кэмпбелл

Возглавлял делегацию США на иранских ядерных переговорах тогдашний первый заместитель госсекретаря Уильям Бернс. Сейчас он - президент вашингтонского Фонда Карнеги, старейшей политологической организации в США, занимающейся международной проблематикой. Клинтон продолжает поддерживать с ним контакт. По меньшей мере двое собеседников корр. ТАСС назвали его в качестве потенциального госсекретаря. Еще один согласился с такой возможностью, хотя сам он среди профессиональных дипломатов делает ставку скорее на Курта Кэмпбелла - бывшего помощника госсекретаря по делам стран Восточной Азии и Тихого океана, с которым у Клинтон, на его взгляд, сложились особенно доверительные отношения в период работы в госдепартаменте.

Кстати, о Кэмпбелле, как "запасном варианте", как правило, упоминали и другие. Не раз называлось также имя Николаса Бернса - бывшего посла США при НАТО и заместителя госсекретаря по политическим делам. Сейчас он работает в Гарварде. А по поводу Уильяма Бернса звучали сомнения, что тот сам захочет оставить свой нынешний пост в Фонде Карнеги.

Трамп- исключение из правил

Единственный участник гонки, высказывающийся о России подчеркнуто уважительно, - это Трамп. У вашингтонских наблюдателей его "особое мнение" о России не вызывает ни понимания, ни желания разобраться. Общий смысл высказываний на эту тему сводился к тому, что республиканский фаворит, дескать, вообще ничего не смыслит во внешней политике, а, следовательно, и анализировать его взгляды, о которых он якобы "не может сказать больше одного-двух предложений подряд", тоже нет никакого резона.

В лучшем случае его готовность "ладить с Москвой" комментировалась в духе русской пословицы "рыбак рыбака видит издалека". Он, мол, "сам олигарх", а потому и уверен, что поладит с партнерами, которые ему под стать.

Столь же решительно отметались взгляды Трампа и по другим темам. Он, например, публично выражал сомнения в том, что для США имеет смысл сохранять "устаревшую" НАТО в нынешнем виде и по-прежнему нести львиную долю расходов на деятельность альянса. В Европе это было воспринято, как очередное подтверждение того, что правящие круги США недовольны союзниками по НАТО и их вкладом в "обеспечение общей безопасности". Настроения такие в Вашингтоне действительно существуют и не раз выражались публично, в том числе и на самом высоком политическом уровне. Но в контексте нынешних бесед все их американские участники оказались безоговорочными атлантистами. "Если бы НАТО не было, ее следовало бы придумать", - подчеркнул один из них.

Чужой среди своих

Как известно, идеи Трампа принимаются в штыки и внешнеполитическим истеблишментом Республиканской партии, под флагом которой он официально ведет борьбу за президентское кресло. В начале марта большая группа неоконсерваторов опубликовала открытое письмо о том, что "не сможет поддержать партийный список во главе с Трампом" на выборах, поскольку считает многие его позиции и идеи, включая "восхищение" президентом России, "неприемлемыми".

Сами себя авторы этого манифеста именовали "лидерами Республиканской партии в сфере национальной безопасности". Но при этом некоторые из них публично заявляли, что если выбирать в ноябре придется между Трампом и Клинтон, то голосовать надо будет за последнюю.

Изначально обращение подписали 95 человек, теперь их уже более 120. К тому же известно, что многие консерваторы не смогли присоединиться - в частности, из-за юридических ограничений на участие в публичных акциях, налагаемых по месту их нынешней службы или работы.

Кто в "обойме" у Трампа

Трамп между тем демонстрирует нерушимую уверенность в том, что республиканскую номинацию у него уже не отнять, и что в ноябре за него будут голосовать и республиканцы, и демократы, и независимые, и "миллионы новых избирателей", которые прежде вообще в выборах не участвовали. И работает по собственным планам, в том числе и кадровым.

Один из ключевых его союзников - сенатор из Алабамы Джефф Сешнз. Они подружились в 2005 году, когда Трамп раскритиковал с точки зрения профессионального застройщика планы капитального ремонта здания штаб-квартиры ООН на Манхэттене. Сешнз пригласил его тогда выступить на эту тему в одном из подкомитетов сената и получил в итоге, по его словам, "лучшие свидетельские показания, какие когда-либо слышал". Теперь он - пока единственный сенатор (и "суперделегат" будущего съезда), поддерживающий Трампа в президентской гонке, а заодно и председатель "консультативного комитета по внешней политике" при штабе его кампании.

Кроме того, при нем числятся пятеро внешнеполитических советников. Отношения с Россией и энергетику курирует Картер Пейдж. Он - бизнесмен-инвестор, которого в американских СМИ представляют не иначе, как апологета политики Кремля и "консультанта "Газпрома". Пейдж, по его словам, действительно работал и с этой, и со многими другими компаниями на постсоветском пространстве. В свое время он занимался в Пентагоне проблемами контроля над вооружениями, а в бизнес-карьере ориентируется в основном на прикаспийский регион.

Еще один эксперт по энергетике, в том числе на Каспии и в Средиземноморье, - Джордж Пападопулос из консервативного Гудзоновского института в Вашингтоне и Лондонского центра международного права. Трамп его представлял как "своего консультанта по нефти и энергетике".

Главный военспец при штабе Трампа - отставной генерал- лейтенант Джозеф Кит Келлог. Ветеран войны во Вьетнаме, он участвовал на командных должностях в первой войне в районе Персидского залива (1990-1991 гг.). После выхода в отставку занимал руководящие посты в ряде компаний ВПК, а в 2003-2004 гг. работал в составе оккупационных властей США в Ираке.

Юрист Джозеф Шмитц, выпускник академии ВМС США и Станфордского университета, - бывший генеральный инспектор Пентагона. Но у Трампа он также числится внешнеполитическим советником. В министерстве обороны Шмитц работал в 2002-2005 гг., а вне правительства занимался бизнесом. В 2014 году участвовал в попытке группы частных лиц организовать снабжение бойцов так называемой "Свободной сирийской армии" стрелковым оружием российского производства и боеприпасами; по сообщениям американской печати, это начинание было пресечено ЦРУ.

Вашингтонский политолог Валид Фарез, уроженец Бейрута, в последние годы преподававший в американских университетах, - советник Трампа по Ближнему Востоку и борьбе с терроризмом. Фарез, как он сам утверждает в своей краткой биографии, консультирует по этим же темам членов Конгресса США и Европейского парламента. Среди других упоминаемых заслуг - выступления во многих СМИ, включая телеканал Russia Today.

Наконец, заслуживает особого упоминания Пол Манафорт, выдвинувшийся в последнее время в штабе Трампа на одну из первых ролей. Официально он курирует подготовку к республиканскому съезду. 67-летний Манафорт - ветеран американской политики. В его послужном списке - работа в предвыборных кампаниях Джеральда Форда, Рональда Рейгана, обоих Бушей, Боба Доула и Джона Маккейна. Занимался он опять же в основном съездами. Местные СМИ в публикациях о нем неизменно подчеркивают, что в недавнем прошлом он был также советником президента Украины Виктора Януковича, с которым его, по словам "Нью-Йорк таймс", познакомил украинский олигарх Ринат Ахметов.

Помимо официальных советников Трампа, конечно, привлекает внимание и такой его нештатный консультант, как бывший руководитель Разведывательного управления министерства обороны Майкл Флинн. Он известен жесткой критикой военных кампаний США последних лет и внешней политики администрации Барака Обамы в целом. В декабре прошлого года по приглашению RT Флинн приезжал в Москву.й

Источник: ТАСС
Теги: выборы президента, Клинтон, Трамп,

Комментарии (0)

Вход

Вход
через социальные сети

Регистрируясь через социальные сети, вы даете согласие на получение рассылки портала.
Зарегистрироваться

Новости партнера:

Читайте также из данного раздела:

Facebook
Вконтакте
Twitter

Видео

Больше видео
stat