18+
beta
Регистрация прошла успешно
Дополнительная информация отправлена вам на почтовый ящик
Продолжить
08:05, 18 2016

Европейский «джихад» как самовоспроизводящаяся система

Автор: Виктория Дубровина
Европейский «джихад» как самовоспроизводящаяся система

Фото: Adel Hana/AP/TASS

Анализ последней волны террористических актов в Европе, "отправной точкой" которых можно считать нападение на редакцию газеты "Шарли эбдо" 7 января 2015 года в Париже, продемонстрировал новую тенденцию в развитии угрожающих континенту террористических структур. Речь идет о так называемом внутреннем финансировании исполнителей терактов, когда средства - оружие, взрывчатка, машины - приобретаются террористами на собственные средства, без необходимости привлечения денег "внешних инвесторов", то есть без финансирования со стороны крупных террористических структур, которые получают основные выгоды. Основным из таких "выгодополучателей" сегодня, без сомнения, является террористическая организация "Исламское государство" (ИГ).

Эта тенденция крайне тревожна для правоохранительных органов, поскольку лишает их одного их важнейших каналов предупреждения терроризма - отслеживания финансовых потоков по линии "заказчик-исполнитель".

Тенденцию на "внутреннее финансирование" подтверждает проведенный Норвежским институтом оборонных исследований анализ террористических актов в Европе за период с 1993 по 2013 годы, который свидетельствует, что себестоимость 75% актов терроризма составляла менее 10 тыс. долларов. Сюда входят расходы на оружие и взрывчатку, связь, транспортное средство (чаще всего арендованное), временное жилье. Иными словами, сумма сопоставима со стоимостью дешевого автомобиля (на европейском рынке).

Даже для очень небогатого человека, готового погибнуть в организованном им же теракте, сбор такой суммы не составляет значительной проблемы. Анализ совершенных и предотвращенных терактов свидетельствует, что к собственным доходам террориста, которые зачастую представляют собой социальные пособия, включая пособия по безработице, достаточно добавить несколько потребительских кредитов, взятых в различных финансовых организациях. В крайнем случае можно продать личные вещи или свой автомобиль. Средства, полученные в результате ограбления, гораздо реже используются для финансирования актов терроризма, поскольку большинство потенциальных террористов понимают, что могут оказаться за решеткой за ограбление еще до того, как им удастся осуществить свой кровавый план.

Оружие - не проблема

Задачу потенциальных террористов значительно упрощает развитый черный рынок оружия в Европе. И здесь опять одно из первых мест занимает Бельгия, где проживали организаторы терактов в Париже 13 ноября 2015 года и в Брюсселе 22 марта 2016 года.

Легальное приобретение оружия в этой стране возможно для спортивных нужд, охоты, коллекционирования или самозащиты при наличии подтверждения из полиции, что человек в такой самозащите нуждается. Сегодня в национальном оружейном регистре значатся 692 тыс. единиц огнестрельного оружия, находящихся в легальном частном владении. И это на 11 млн жителей страны. Полиция отмечает, что при проверках условий хранения оружия, проводящихся по закону без предупреждения, оказывается, что свыше пяти процентов от этого количества оказывается "утерянным". У стражей порядка нет легальных инструментов для проверки заявлений о том, как конкретно было утеряно данное оружие, поэтому "ствол" просто перекочевывает в другую графу регистра. Хотя представить себе, каким образом люди могут массово терять охотничьи ружья или спортивные винтовки, весьма сложно...

Впрочем, небольшие махинации в списках официально задекларированного огнестрельного оружия - это капля в море на европейском черном рынке, где боевое оружие можно купить легко, быстро и сравнительно дешево. На этот счет существует уже масса журналистских расследований. Еще в 2007 году огромный шум в Бельгии произвела публикация в газете "Суар" статьи, в которой журналист описал свой поход на рынок с целью приобрести пистолет. Оказалось, что репортеру, не имеющему никаких криминальных знакомств, потребовался всего один час с момента прихода на рынок до знакомства с реальным продавцом, который предложил на выбор несколько пистолетов "Глок" или модификаций автомата Калашникова. Цены варьировались от 350 евро за подержанный "Глок" до 1,5 тысяч за автомат...

Бельгия - это крупнейший европейский транспортный узел с мощной системой железных дорог, автоконтейнерных перевозок и морскими портами, в первую очередь Антверпеном. Кроме того, это страна с развитой оружейной промышленностью - именно здесь, под Льежем находятся заводы компании FN-Браунинг-Herstal, и соответственно здесь живет множество специалистов по производству огнестрельного оружия, которые получают не очень высокую зарплату. Таким образом у Бельгии есть все условия, чтобы быть одним из главных центров нелегальной торговли оружием в Европе. Оружие здесь двух видов. Во-первых, это готовые к употреблению стволы, прибывшие из различных зон конфликтов - в 1990-е годы они прибывали из Югославии, сегодня - из Северной Африки и с Ближнего Востока. Во-вторых, это реконструированное оружие из запчастей, полученных или украденных после деактивации списанного армейского оружия. При этом специалисты отмечают высокое качество подбора запчастей и сборки такого оружия.

Для терактов с использованием взрывчатки "к услугам" потенциальных террористов химическая и аграрная промышленность, которая позволяет легко приобретать необходимые количества химикатов для производства самодельных взрывных устройств, для создания которых не требуются специальные познания в химии или особое оборудование. Нужны лишь бытовые приборы, посуда и четкое соблюдение интернет-инструкций, которые можно найти на сайтах экстремистских организаций.

Пропаганда террористических организаций

Однако помимо доступности финансовых средств и оружия еще более опасной характеристикой терактов нового поколения является их "автономность". То есть когда расстрел торгового центра устраивает внешне обычный человек, не известный полиции и не имеющий прямых контактов с террористическим подпольем.

Если теракты в Париже и Брюсселе были совершены лицами, которые были напрямую связаны с ИГ, то теракт в Ницце является делом рук изолированного преступника, который, если и имел контакт с действующими террористическими организациями, то в самом крайнем случае в интернете и социальных сетях.

Бельгийские специалисты по борьбе с экстремизмом и радикализацией отмечают, что пропаганда террористических организаций и структур, проповедующих радикальный ислам, носит все более широкий характер. Она организована таким образом, чтобы привлекать внимание живущих в Европе людей, склонных к радикальным взглядам, причем среди них предпочтение отдается людям сравнительно молодым, внушаемым, с нарциссическими и/или суицидальными наклонностями, переживающими острый внутренний кризис. Параллельно террористическим организациям очень выгоден рост национальной и расовой нетерпимости, поскольку он создает на бытовом уровне в европейских государствах дополнительную среду агрессии и отчуждения, с которыми сталкиваются носители мусульманской культуры. Что, естественным образом, увеличивает количество потенциальных рекрутов для террористов, уверенных в изначальной враждебности по отношению к ним мира неверных.

Эти люди, попав на экстремистские сайты и форумы, довольно быстро оказываются в руках "духовных братьев", то есть действующих в социальных сетях вербовщиков террористических организаций, вся работа которых заключается в том, чтобы предложить простые ответы на сложные вопросы, мучающие человека, разжечь его страхи и подтолкнуть к совершению теракта или выполнения "высшей миссии возмездия неверным".

Однако в некоторых случаях не требуется даже прямого вмешательства проповедника. Склонный к радикализму ум вполне способен сам отфильтровать из потока радикальной пропаганды наиболее подходящие и привлекательные для него тезисы, которые бы оправдали убийство людей и собственную смерть.

Западные СМИ помогают вербовщикам

На первый взгляд парадоксально, но сами совершаемые этими людьми акты терроризма являются не только следствием, но и основным двигателем пропагандистской машины исламистов.

Крупные террористические структуры, будь то современное ИГ, или подзабытая, но еще существующая "Аль-Каида" используют акты терроризма в первую очередь как рекламу и маркетинговый ход для набора новых рекрутов.

Массовое убийство гражданских людей в мирной стране гарантированно становится ведущей темой мировых СМИ по меньшей мере на несколько дней. Эти события неизбежно воспламеняют и обостряют дискуссии о безопасности и правах человека, но также о взаимоотношениях религии и общества в социальных сетях. Однако в сознание людей, исповедующих ваххабитскую или салафистскую идеологию, истерия в СМИ транслирует совершенно иной образ: образ уничтожения десятков "кяфиров" (неверных) героическим приверженцем "истинной веры".

Таким образом сами СМИ западного мира, посвящая теме очередного террористического времени часы эфирного времени и километры печатного текста, создают бесценную питательную среду для вербовщиков нового поколения боевиков или смертников, как в самих мусульманских странах, так и в мигрантских кварталах западных городов.

Кстати, под действие пропаганды радикального ислама сегодня все чаще попадают люди, не имеющие мусульманских корней или особенно глубоких связей с исламским сообществом, а просто переживающие острый внутренний кризис, решение которого по разным причинам не может быть предложено им западной идеологией и религией.

Мер противодействия исламистской пропаганде пока нет

И, безусловно, не меньшую опасность представляют "белые борцы против джихада", самым известным примером которых является Андерс Брейвик. Они точно так же, как и их ваххабитские "коллеги", открывают огонь по толпе людей, однако оправдывают свои действия другими идеологическими мотивами, утверждая, что борются уже против распространения ислама. Не говоря уже о тех, кто устраивает массовые расстрелы без всякой идеологической базы, просто от личного душевного опустошения и накопленной агрессии. И, безусловно, их переходу к активным действиям способствует тот накал эмоций и шум в СМИ, которыми сопровождается любой теракт. Ведь большинству из этих людей свойственен нарциссизм и жажда известности, которые у них нет шансов реализовать в их обычной жизни.

Естественно, в этой связи возникает вопрос об ответственности СМИ за неизбежный кумулятивный психологический эффект терактов. В современном информационном обществе, когда новости могут создаваться любым очевидцем, подключенным к интернету, по существу отсутствует возможность ограничения информации о теракте.

Впрочем, даже если бы эта возможность хотя бы теоретически существовала, то такие попытки вряд ли бы привели к позитивному результату.

Таким образом, вопрос при освещении терактов СМИ заключается в способе подачи информации. Главная дилемма состоит в том, чтобы минимизировать возможные последствия для пропаганды терроризма, но при этом представить максимально точный и оперативный отчет о фактической стороне происходящего, чтобы при последующей общественной дискуссии о причинах теракта, методах его предотвращения и эффективности действия властей и госслужб люди могли оперировать реальной информацией, а не ее суррогатом.

Увы, на сегодня реального алгоритма действий СМИ, который бы отвечал потребностям этой модели, не существует. Есть множество рекомендаций и кодексов поведения журналистов, однако они сосредоточены на недопущении так называемой "прямой пропаганды" терроризма. То есть там идет речь об отказе от интервью с исполнителями терактов, трансляции их лозунгов или призывов. Меры по минимизации кумулятивного психологического эффекта при освещении терактов на сегодня пока не разработаны.

Источник: ТАСС
Теги: джихад, Европейский "джихад", Шарли эбдо,

Комментарии (0)

Вход

Вход
через социальные сети

Регистрируясь через социальные сети, вы даете согласие на получение рассылки портала.
Зарегистрироваться

Новости партнера:

Читайте также из данного раздела:

Facebook
Вконтакте
Twitter

Видео

Больше видео
stat