18+
beta
Регистрация прошла успешно
Дополнительная информация отправлена вам на почтовый ящик
Продолжить
09:23, 05 2016

Экономист Ярослав Кабаков: Я бы хотел, чтобы у нас все было – потому что мы сами умеем это делать.

Ярослав Кабаков – один из молодых экономистов, кто острее и честнее, чем многие известные по ток-шоу специалисты, воспринимает происходящее вокруг. Кандидат экономических наук, ректор Учебного центра «ФИНАМ», президент Ассоциации микрофинансовых организаций ответил на самые простые вопросы ОХРАНА.RU, которые мог бы сформулировать любой гражданин России.
Автор: Денис Борисов
Экономист Ярослав Кабаков: Я бы хотел, чтобы у нас все было – потому что мы сами умеем это делать.

Фото: Личный архив Ярослава Кабакова

Ярослав, что сегодня происходит вокруг? Понятно, что жители России видят какие-то изменения по ценникам в магазинах, чудовищный курс валют. Но хочется посмотреть на ситуацию глазами экономиста…

Это расплата за все наши предыдущие ошибки. Это то, о чем много раз говорилось, вот сейчас оно реализовалось. Мы не проводили диверсификацию экономики, и застряли в одном сегменте – поставка энергоносителей на экспорт. Отношения со всеми партнерами выстраивались только на этой основе.

Были локальные успехи, например, в машиностроении. Но большую часть отраслей экономики мы как-то вяло отдали на откуп нашим контрагентам. Получаем за это расплату.

С другой стороны не производилось никаких действий по снижению нагрузки на малый и средний бизнес и их развитию. А ведь именно он должен был в текущем моменте перекрывать те негативные тенденции, которые сегодня возникают. Если бы были подготовлены площадки для этого сегмента бизнеса, он мог приносить прибыль, что смягчило бы последствия от кризиса.

А вот этот наш экономический кризис можно назвать угрозой безопасности России?

Любой кризис – это угроза безопасности государства. Другое дело, что падение доходов населения, конечно, не может послужить радикальной угрозой для власти и в целом страны. Нет, конечно. А доходы государства за относительно благополучный период высоких цен на нефть были колоссальные, и все фонды существенно обновились. Поэтому можно смело говорить, что запас прочности на несколько лет у нас присутствует.

Вот и президент, выступая перед активистами Народного фронта в Ставрополе, попытался всех успокоить: он сказал, что инфляция будет меньше, чем ожидалось, что мы получаем от торговли больше, чем проедаем, и к тому же у нас есть резервы. Все это основа для развития экономики. Прокомментируейте, пожалуйста. 

Я могу зафиксировать лишь один факт: текущая модель не может быть оптимистичной, мы не видим диверсификации экономики – чем, собственно, и сложен текущий кризис. Все меры, которые сейчас были применены, укладываются в рамки стандартной модели экономики.

Понятно, что ту же нефтянку вполне можно развивать, но проблема в том, что у нас нет инвестиций. И наши "замечательные друзья" западные, которые нам закрутили гайки, отлично это понимают. Уверяю вас, если бы инвестиции не перекрыли, мы очень неплохо использовали бы этот кризис себе во благо. Рассчитывать при этом на существующие резервы не приходится, потому что они идут на поддержание существующей модели экономики.

Нынешний кризис ведь был спровоцирован США намеренно: они допустили в нефтедобычу малый и средний бизнес, сделав его практически непотопляемым. Экономика трансформируется, и 10% ВВП США, которые они тратят на инновации – это не просто так. У нас же сформировалась такая постсоветская модель экономики без элементов развития. Наверное, так и должно было быть – существовал запрос населения на стабильность и постоянство этой системы, но когда-то же нужно начинать двигаться дальше?

Внушительное число экспертов сегодня ругают правительство РФ, обвиняя его в пассивности, неспособности к решительным действиям. Хотя вряд ли экономика – это та область, где полезны какие-то кавалерийские атаки. Тем не менее, с какими оценками по поводу работы правительства вы согласны, а с какими нет?

Надо понимать основной момент: сейчас кулуарно присутствует некая попытка поддержать отрасли и предприятия, напечатав определенное количество денег, и тем самым решить проблемы поддержки некоторых отраслей. Но у нас и тут есть проблемка – это слабый институт оценки эффективности инвестиций. За все эти годы были у нас рейтинговые агентства, и они даже работали, но в основном мы всегда опирались на оценки западных структур. Сейчас этого нет, и происходит внутренний процесс лоббирования интересов в попытке распределить эти инвестиции на отрасли, которые, может быть даже неконкурентоспособны. Конкуренция уступает протекционизму. Простейший пример: Сечин просит поддержки для "Роснефти", но нефть в ближайшие десятки лет останется в ценовом диапазоне от 30 до 50 долларов за баррель. Так зачем нам тратить резервы на те сегменты, которые априори расти не будут? Хотя тут, конечно, тоже просто так утрировать нельзя. Но факт на лицо: у нас есть ряд наполовину убыточных предприятий, которые мы тянем, а представления о дальнейшем развитии не имеем. Вот в чем проблема.

Вообще, такое ощущение, что мир в целом находится в экономическом кризисе, и он начался не в этом году. Может быть, это какой-то цивилизационный перелом, а не только экономические трудности?

Здесь я вас сильно разочарую. 2015 год был назван, если я не ошибаюсь, "годом благополучия среднестатистического человека". Многие страны именно в прошлом году пришли к этапу предоставления постоянного дохода человеку – не зависимо от того, работаешь ты или нет. А если смотреть на ситуацию вообще, в самом глобальном смысле: снижение цен на энергоносители - разве это не благо для человечества? Не самые благополучные слои населения получают возможность для самых простейших вещей: добыть себе пищу, возделывать землю, открыть свою ферму… 

Импортозамещение: как шутят в КВН: - Красиво! – А что это? – Пока только слово придумали! А как вы бы объяснили, что это, и сработает ли эта мера?

Все зависит от того, как мы это используем. Насколько я помню, например, в Белоруссии эти процессы замещения импортных товаров на внутренние продукты были запущены еще десяток лет назад. Смысл программы был в том, что если зарубежный товар замещался продукцией местного производства, то на импортный накладывался запрет. Не забываем при этом, что большая часть производителей Белоруссии – это государственная собственность, то есть некий возврат к идеям СССР. Здравое звено в этом есть. Опять же, если все это использовать в плане вовлеченности малого и среднего бизнеса, это могло бы дать им существенную поддержку. Такие методы протекционизма по отношению к внешним производителям, и жесткая конкуренция между внутренними предприятиями.

Отпустить экономиста без прогноза невозможно. Нефть, рубль – что будет? 

На данном этапе нефть будет держаться примерно в таком же диапазоне: 30, 35, может быть, 40. Собственно, от цены на нефть зависит и курс рубля: относительная стабильность будет и в этом отношении. Думаю, ничего нового не произойдет. В рамках года - от 60 до 100 рублей. 

Ярослав, когда у нас все будет и нам за это ничего не будет?

Вот в этом и порочность созданной нами системы (смеется). Когда достаточно долго длится период высоких цен на нефть, все сверхдоходы пускаются в экономику, но при этом внутренне производство деградирует. Я бы хотел, чтобы у нас все было – потому что мы сами умеем это делать.

Теги: интервью, экономист, Ярослав Кабаков,

Комментарии (0)

Вход

Вход
через социальные сети

Регистрируясь через социальные сети, вы даете согласие на получение рассылки портала.
Зарегистрироваться

Новости партнера:

Читайте также из данного раздела:

Facebook
Вконтакте
Twitter

Видео

Больше видео
stat